Интеллектуальные права

15.05
2019

В Постановлении N 10 от 23.04.2019 Пленум Верховного Суда дал разъяснения о применении всех разделов части четвертой ГК РФ в сфере прав на результаты интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации.

Наиболее интересные позиции ВС РФ по общим вопросам защиты интеллектуальных прав, лицензионным договорам, товарным знакам и доменным именам:

  • Заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования в случае возбуждения в отношении правообладателя дела о банкротстве рассматривается в деле о банкротстве;
  • Допустимыми доказательствами являются в том числе сделанные и заверенные лицами, участвующими в деле, скриншоты, с указанием адреса интернет-страницы, с которой сделана распечатка, а также точного времени ее получения;
  • Если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров, то при определении размера компенсации за основу следует принимать ту стоимость этих экземпляров, по которой они фактически продаются или предлагаются к продаже третьим лицам. Так, если требование заявлено к оптовому продавцу, необходимо использовать оптовые, а не розничные цены;
  • Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован,  в частности суд учитывает: обстоятельства, связанные с объектом нарушенных прав, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, наличие и степень вины нарушителя, вероятные имущественные потери правообладателя, являлось ли использование результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, права на которые принадлежат другим лицам, существенной частью хозяйственной деятельности нарушителя, и принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения;
  • Если имеется несколько принадлежащих одному лицу результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, связанных между собой: произведение и товарный знак, в котором использовано это произведение, товарный знак и наименование места происхождения товара, товарный знак и промышленный образец, компенсация за нарушение прав на каждый объект определяется самостоятельно;
  • При множественности нарушений допускается снизить размер компенсации;
  • Использование результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации по поручению или заданию правообладателя охватывается исключительным правом правообладателя и не требует заключения лицензионного договора;
  • Лицо, давшее поручение или задание незаконно использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, и лицо, исполнившее такое поручение или задание, перед правообладателем отвечают солидарно, за исключением случаев, когда лицо, действовавшее по поручению или заданию, не знало и не должно было знать о нарушении исключительного права правообладателя. Заявленное к такому лицу требование удовлетворению не подлежит, что не исключает возможности применения к нему иных мер защиты исключительного права, перечисленных в п. 5 ст. 1250 ГК РФ;
  • Товары, на которых товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия, ввезенные на территорию РФ без согласия правообладателя, могут быть изъяты из оборота и уничтожены лишь в случае их ненадлежащего качества или для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей;
  • Прокат компьютеров с установленными на них программами является способом использования этих программ и в силу подп. 5 п. 2 ст. 1270 ГК РФ не допускается при отсутствии у арендодателя прав на сдачу таких программ в прокат;
  • Требование о возмещении убытков и взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака в доменном имени может быть предъявлено к администратору соответствующего доменного имени и к лицу, фактически использовавшему доменное имя;
  • Использование рекламодателем при размещении контекстной рекламы в качестве критерия для показа рекламного объявления ключевых слов (словосочетаний), тождественных или сходных до степени смешения с принадлежащим другому лицу средством индивидуализации, может быть признано актом недобросовестной конкуренции.